Спектакль "Скрипка Ротшильда"

размещено до 12.11.2010
Театр
319 просмотров
12 ноября  на сцене Тюменского драматического театра спектакль "Скрипка Ротшильда" по Антону Чехову

Московский театр юного зрителя.

Режиссер: Кама Гинкас.
Художник: Сергей Бархин.
Музыка: Леонид Десятников.
Художник по свету: Глеб Фильштинский.

Артисты
: Валерий Баринов, Игорь Ясулович, Арина Нестерова, Алексей Дубровский.

Продолжительность: 1 ч. 35 мин. без антракта.

Начало: 19:00.

Премии «Золотая Маска» 2005 г. – «Лучший спектакль в драме. Большая форма», «Лучшая работа художника». Номинации на Премию «Золотая Маска» – «Лучшая работа режиссера», «Лучшая мужская роль».

Это спектакль о человеке, который ненавидел другого человека только за то, что тот самую веселую музыку умудрялся играть печально. Тем не менее, свою скрипку, на которой изливал душу, он завещал, почему-то, именно этому заклятому врагу…

Это спектакль о старом гробовщике, который обижался, что люди мрут не слишком часто. Еще живой жене, не дрогнувшей рукой, он сделал гроб, но после смерти ее, почему-то не смог прожить и двух дней. Может, это такая любовь?..
Кама Гинкас.

«Скрипка Ротшильда» – последняя часть гинкасовской трилогии «Жизнь прекрасна. По Чехову», задуманной давным-давно. Части ее он ставил не по порядку: сначала в ТЮЗе появилась вторая – «Черный монах». Потом первая – «Дама с собачкой». И вот теперь ряд достроен: вслед за безрадостной, отчаянной любовью «Дамы...» идет безумие «Монаха», а за ней – смерть «Скрипки Ротшильда».

Именно так выглядит прекрасная жизнь по Чехову и Гинкасу. Гинкас придумал особый способ переложения чеховской прозы для сцены: он берет ее целиком, практически без купюр, и раскладывает на голоса, как в хоре, создавая диалог из повествования. В случае со «Скрипкой Ротшильда» он довел этот прием до почти до абсурда.

В полуторачасовой спектакль для четверых артистов превратился крошечный десятистраничный рассказ, главное событие которого – душевное преображение угрюмого гробовщика Якова, которое он пережил буквально за один день – от смерти жены до своей собственной.

От такого «хорового чтения» чеховский рассказ начинает казаться почти многословным. Все заговорили словами, которые медленно и неуклюже заворочались в тоскующем уме Якова. И это царапающее корявое многословие неожиданно оказалось похоже на разрешение от немоты. Мучительная попытка научиться говорить того, кто прежде был немым, а теперь непривычный голос его и звучит слишком громко, и звук его неприятен.

Медленно, с большими паузами возникающие слова кажутся косноязычием. Герои показывают нам каждое слово, будто протягивают в руках, не умея его назвать. Как старик, недавно научившийся читать, шевелит губами, проговаривая все слова и заново над ними задумываясь.

Так возникает ощущение трудной непривычной мысли, неумелого движение души. Из нас, привыкших к быстрым реакциям и стремительному чередованию событий, Гинкас своей корявой медлительностью буквально вытягивает жилы. Уж это-то он умеет - никто так, как он, не умеет причинить зрителю боль, заставить заплакать. И мучительно тянущееся действо о Якове по прозвищу Бронза так же разразится в конце криком и слезами.

Гинкаса считают режиссером жестким, но в сравнении с действительно жестким и суховато-сдержанным рассказом Чехова видно, насколько спектакль сентиментальнее, как обнажено здесь все, что в прозе спрятано. В этом спектакле есть любовь.
«Русский журнал».
Обсудить на форуме

Добавить комментарий

Вы можете отправить сообщение, авторизовавшись с помощью "Вконтакте"
Вы можете отправить сообщение, авторизовавшись с помощью "Facebook"
Вы можете отправить сообщение, авторизовавшись с помощью "Twitter"
Вы можете отправить сообщение, авторизовавшись с помощью "Google"
Вы можете отправить сообщение, авторизовавшись с помощью "Одноклассников"

Комментарии(0)

Увидел ошибку? Выдели курсором и жми Ctrl+Enter!
НАВЕРХ
Помощь онлайн
Are you from Tyumen?
Yes No
Then open a franchise of our portal in your city!
Learn more!